Интервью президента Аль-Асада итальянскому телеканалу Rai News 24, который отказался его опубликовать

Дамаск – САНА

09-12-2019

Президент САР Башшар Аль-Асад 26 ноября дал интервью итальянскому телеканалу Rai News 24, который по неизвестным причинам отказался его опубликовать.

Аль-Асад подчеркнул, что Европа является главным игроком в создании хаоса в Сирии; Сирия выйдет из войны более крепкой и имеет обещающее будущее.

Президент указал, что ситуация «на земле» гораздо лучше, чем раньше, отметив достижения Сирийской армии в борьбе с терроризмом.

Полный текст интервью.

Вопрос 1:

Господин президент, спасибо, что вы приняли нас. Можете ли рассказать, что происходит в настоящее время в Сирии — какова ситуация «на земле» и в общем в стране?

Президент:

Если речь идет о сирийском обществе, то ситуация гораздо лучше — мы извлекли много уроков из этой войны. Я думаю, что у Сирии есть обещающее будущее, и, естественно, что мы вышли из этой войны более сильными. Что касается ситуации «на земле», то Сирийская армия за последние несколько лет достигла значительного прогресса, освободив от террористов много районов. Остался Идлеб, где засели террористы «Джебхат Ан-Нусры», поддерживаемые Турцией. Есть также северная часть страны, которая в прошлом месяце была оккупирована турками. Что касается политической ситуации, то можно сказать, что она стала более сложной из-за большого количества игроков в сирийском конфликте с целью затянуть его и превратить в войну на истощение.

Вопрос 2:

Когда говорите об освобождении, разумеется, есть военное видение этого вопроса. Что можно сказать о людях, которые решили интегрироваться в общество? На каком этапе находится процесс примирения? Есть ли успех в этом направлении?

Президент:

На самом деле, курс, который мы проводили для создания благоприятной обстановки, нацелен на то, чтобы позволить людям жить в согласии и дать возможность тем, кто жил в неподконтрольных правительству районах, вернуться в общество, интегрироваться в госструктуры под буквой закона. Мы им предоставили амнистию, на основе которой эти люди должны сложить оружие и соблюдать закон. По этому вопросу ситуация несложная, и если Вам удастся посетить любой район, то Вы сами сможете убедиться в том, что жизнь возвращается в нормальное русло. Т.е. проблема была не в том, что сирийцы воевали друг с другом, как это пытается представить Запад. Это не гражданская война, как ее называют, это дезинформация. На самом деле, террористы, контролировавшие те или другие районы, устанавливали там свои правила, а когда террористов не стало, люди вернулись к мирной, нормальной жизни. Не было ни так называемой религиозной, ни этнической, ни политической вражды, а были террористы, поддерживаемые внешними силами деньгами и оружием, они-то и оккупировали различные части территории страны.

Вопрос 3:

Опасаетесь ли вы типа идеологии, который проводился и на несколько лет стал основой ежедневной жизни людей? Может ли это каким-либо образом возобновиться?

Президент:

Это один из главных вызовов, который стоит перед нами. То, что вы говорите, верно. Имеются две проблемы, первая — это хаос, возникший из-за отсутствия закона в неподконтрольных правительству районах. Следует учесть, что люди в этих районах, в частности молодежь, не знали ничего о государстве, законах и госучреждениях. А вторая проблема — радикальная ваххабитская идеология, которая глубоко пустила корни в сознании людей. Это касается как идеологии ДАИШ, «Джебхат Ан-Нусры», «Ахрар Аш-Шам», так и любой другой экстремистской террористической исламистской идеологии. В настоящее время мы начали работать над решением этой проблемы при освобождении какого-либо района, иначе освобождение теряет всякий смысл. Первая часть решения – это религиозная, так как все эти идеологии основываются на религии. Сирийские религиозные структуры прилагают большие усилия в этом направлении. Вследствии этих усилий удалось помочь людям понять суть религии, а не то, что пропагандировали ДАИШ, «Джебхат Ан-Нусра» и другие террористические группировки.

Вопрос 4:

Значит, религиозные деятели и мечети сыграли основную роль в процессе примирения в обществе? Не так ли?

Президент:

Да, эта часть является наиболее важной. Вторая часть связана со школами, где есть учителя и государственная образовательная программа, что очень важно для изменения мировозрения молодого подрастающего поколения. В-третьих, в некоторых районах из-за существующих устоев, связанных с культурой, обычаями и т.д., было трудно провести примирение. Поэтому легче всего было начать с религии, а затем со школ.

Вопрос 5:

Вернемся к политике. Вы упомянули Турцию, а Россия за все эти годы была вашим наилучшим союзником. Это не секрет. Однако сейчас Россия вступает в компромисс с Турцией относительно некоторых районов, которые являются частью Сирии. Как вы это оцениваете?

Президент:

Для того чтобы понять роль РФ, мы должны понять российские принципы. Россияне считают, что международные законы, на которых базируется вся международная система, действуют в интересах России и мира в целом. Вследствие этого для них поддержка Сирии является поддержкой международного закона, это с одной стороны. С другой стороны, их борьба против террористов ведется в интересах как российского народа, так и мира в целом. Поэтому идти на компромисс с Турцией не означает, что россияне поддерживают турецкую оккупацию. Они хотели сыграть роль, чтобы убедить турок покинуть Сирию. Они не поддерживают турок, не говорят, что это «новые реалии, которые принимаем мы и которые также должна принять Сирия», они этого не говорят. Однако из-за негативной позиции США и Запада в отношении Турции и курдов России пришлось вмешаться для того, чтобы добиться баланса сил. Я не говорю, что ситуация в настоящее время стала лучше, но менее плоха. Такова ее роль на данном этапе. Что касается будущего, то позиция России четкая и ясная – суверенитет САР и ее территориальная неприкосновенность идут вразрез с турецким вторжением. Это очевидно.

Вопрос 6:

В этой связи, остаются ли у вас напряженные отношения с Турцией?

Президент:

Россияне не пойдут на уступки Турции в вопросах суверенитета Сирии. Но они действуют, исходя из реалий, и это не окончательное решение, а временное. В будущем, несомненно, Турция должна покинуть Сирию.

Вопрос 7:

Есть ли в планах в будущем провести переговоры с Эрдоганом?

Президент:

Для меня не будет большой честью сделать это — с таким образцом радикального исламиста. Они не мусульмане, а исламисты, и это политический термин. Однако я, исходя из моих обязанностей, а не из моего отношения к нему, готов пойти на это в интересах Сирии.

Вопрос 8:

В настоящее время Европа видит по отношению к Сирии два волнующих ее аспекта: первый связан с мигрантами, а второй – с джихадистами, или иностранными боевиками, и их возвращением в Европу. Как вы смотрите на их беспокойство по этому поводу?

Президент:

Прежде всего, начнем с одного простого вопроса: кто создал эту проблему? Почему Европа имеет мигрантов? Ответ простой: потому что терроризм поддерживается Европой и, конечно, США, Турцией и другими. Но Европа была главным игроком в создании хаоса в Сирии, и сегодня она пожинает плоды.

Вопрос 9:

Почему вы говорите, что Европа была главным игроком?

Президент:

Потому что с первых дней событий страны ЕС явно поддерживали террористов, возлагая ответственность на сирийское правительство. А некоторые режимы — французский – поставляли им оружие. Они об этом сами заявляли. Насколько я помню, это был министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. Поставками оружия они спровоцировали хаос в Сирии, и вследствие этого миллионы людей были вынуждены ее покинуть.

Вопрос 10:

В настоящее время есть какой-то тип хаоса в регионе, в частности в Иране, одном из союзников Сирии. Ситуация там осложняется. Отразится ли это на ситуации в Сирии?

Президент:

Конечно. Там, где есть хаос, ситуация негативно отразится на всех и будет иметь последствия, особенно, если это внешнее вмешательство. Если Вы имеете в виду демонстрации с требованиями проведения реформ, улучшения экономической ситуации и т.п., то это – положительное явление. Однако когда речь идет о повреждении имущества, разрушении, убийствах и вмешательстве извне, то это может быть расценено только негативно, так как несет угрозу всем в регионе.

Вопрос 11:

Беспокоит ли вас ситуация, происходящая в Ливане как ближайшем соседе?

Президент:

Можно сказать то же самое – последствия скажутся на Сирии больше, чем на любой другой стране, поскольку Сирия — ближайший сосед. Я еще раз повторю, что если это связано с реформами и избавлением от существующей политической системы, это будет хорошо для Ливана. В конечном итоге, это зависит от сознания ливанского народа и недопущения эксплуатации демонстраций кем бы то ни было в других целях.

Вопрос 12:

Опять о Сирии. В июне Папа Римский Франциск отправил вам послание, в котором он призвал уважать и заботиться о людях, особенно в Идлебе, где гуманитарная обстановка особенно напряженная из-за боестолкновений. Ответили ли ему? И каков был ответ?

Президент:

Послание Папы было в основном о беспокойстве по поводу положения гражданского населения в Сирии, и у меня возникло ощущение того, что картина происходящего в Сирии у Ватикана неполная. Это ожидаемо, так как в рассказах Запада звучат высказывания типа «плохое правительство», которое убивает «добрый народ». И когда вы читаете или слушаете западные СМИ, то у вас невольно создается впечатление, что якобы каждая пуля и каждая граната, выпущенные Сирийской армией, попадают исключительно в мирных жителей и больницы! Будто бы нарочно пули не убивают террористов, а избирательно убивают только мирных жителей. И это неправильно. В ответе Папе я рассказал о реальной ситуации в Сирии и о том, что мы больше чем кто-либо беспокоимся о жизнях мирного населения. Невозможно освободить какой-либо район, если его жители стоят против тебя. Самое главное в освобождении любого района военным путем — заручиться поддержкой его жителей, и это было на протяжении всех последних девяти лет.

Вопрос 13:

Может быть, послание Папы каким-либо образом обратило ваше внимание на важность защиты гражданского населения в вашей стране?

Президент:

Мы думаем об этом каждый день, и не только с точки зрения морали и принципов, а с точки зрения интересов. Как я уже сказал, без народной поддержки невозможно достичь ни политического, ни военного, ни экономического прогресса. Без нее мы не смогли бы выстоять все эти 9 лет. Ее невозможно завоевать, если ты убиваешь мирных жителей, и это очевидно, поэтому, несмотря на послание Папы, это была наша собственная обеспокоенность. Но Ватикан как государство, если оно обеспокоено вопросами защиты гражданского населения, то должно искать главную причину его страданий. Главная причина – западная поддержка террористов и санкции против Сирии, которые усугубили ситуацию и спровоцировали потоки беженцев в Европу. Непонятна противоречивая позиция Европы – с одной стороны, она не желает принимать у себя мигрантов, а с другой стороны, она делают все возможное в Сирии, будто побуждая: выезжайте из Сирии в другое место. И, конечно же, они едут в Европу.

Исходя из этого, каждое государство, в том числе и Ватикан, должно изучить сначала причины. И мы надеемся, что Ватикан сыграет свою роль, как в Европе, так и во всем мире, убедив многие государства прекратить вмешательство в сирийский вопрос и нарушения международного права. Этого будет достаточно. То, чего мы хотим, – соблюдение международной законности всеми сторонами. Тогда и мирные жители будут в безопасности, и будет наведен порядок, и все будет хорошо.

Вопрос 14:

Господин президент, вас неоднократно обвиняли в использовании химического оружия, и это послужило поводом для принятия ряда решений. Год назад с небольшим был инцидент в Думе, который считался «красной линией», после этого были осуществлены бомбардировки Сирии. Но могло бы быть и хуже, однако что-то произошло, что все остановилось. В настоящее время благодаря Wikileaks выяснилось, что есть какая-то ошибка в докладе экспертов, то есть на сегодняшний момент никто не может рассказать достоверно о случившемся. Каково ваше мнение?

Президент:

Мы всегда, с начала этой связанной с химоружием историей говорили и говорим, что мы не использовали его и не можем использовать. Его использование в нашей ситуации невозможно по многим причинам.

Журналист:

Назовите хоть одну причину.

Президент:

Есть одна простая причина: когда мы продвигаемся «на земле», зачем нам нужно использовать химическое оружие, особенно в 2018 году? Вторая причина, которая отвергает эту сказку, это то, что химоружие – это оружие массового поражения, и при его использовании можно говорить о тысячах погибших или, по меньшей мере, о сотнях. А этого абсолютно не было. Есть только видеосъемки, которые рассказывают о якобы использовании химоружия. А в упомянутом вами докладе есть несовпадения между этими видеороликами и тем, что рассказали эксперты. Кроме того, какой-либо объем хлора, который не считается оружием массового поражения, может находиться в любом доме для хозяйственных нужд, а то, что делало ОЗХО, – это фабрикация и искажение доклада экспертов только потому, что этого хотят США. Но, к счастью, этот доклад подтвердил нашу правду на протяжении последних лет – с 2013 года. Мы были правы, а они ошибались. По этому вопросу имеются доказательства. Таким образом, ОЗХО в очередной раз доказывает свою предвзятость, политизацию и аморальность. В то время, когда подобные международные организации должны работать в одной связке с ООН по созданию большей стабильности во всем мире, они используются как инструменты США и Запада для еще большего распространения хаоса.

Вопрос 15:

Господин президент, спустя 9 лет войны вы говорите о чужих ошибках. Хотелось бы услышать о ваших ошибках, если таковые имеются. Было ли что-то, что вы могли бы сделать по-другому, и какой урок вы извлекли? Что пошло бы на пользу вашей стране?

Президент:

Когда речь идет о действиях, невозможно не найти ошибок. Это человеческая сущность. Но когда речь идет о политическом курсе, существуют два аспекта: стратегия, или крупные решения, и тактика, т.е. их реализация. Исходя из этого, наши стратегические решения заключались в противодействии терроризму, проведении локальных примирений и противостоянии вмешательству извне. В настоящее время мы проводим ту же политику, даже более привержены выбранному курсу. Мы бы поменяли его, если бы почувствовали, что он ошибочен. На самом деле, мы не считаем, что совершали какие-то политические ошибки. Мы выполняем свою миссию по защите народа, основываясь на положениях Конституции, а что касается ошибок в реализации, конечно, был ряд ошибок. Но я думаю, что когда речь идет о решениях, принятых в ходе войны, мы должны учитывать факторы, предшествующие войне. В этой войне мы столкнулись с двумя явлениями: первое — это экстремизм, появившийся в нашем регионе в конце 60-х годов прошлого века, и его эскалация в 80-х годах, в частности ваххабитская идеология. Наша ошибка относительно данного явления в том, что мы мягко подошли к такой опасной угрозе. Эта ошибка длилась довольно долго – много десятилетий и повторялась многими правительствами, в том числе и действующим. Второе, когда имеются люди, готовые пойти на революцию против общего порядка, разрушая государственное имущество, сотрудничая с иностранными силами и спецслужбами и призывая к внешнему военному вмешательству против своей страны. Возникает вопрос: как эти люди оказались среди нас? Ответ таков: до войны разгуливали на свободе 50 тысяч человек, нарушивших закон. Естественно, врагом этих людей является правительство, потому что они не хотят оказаться в тюрьме.

Вопрос 16:

Что можно сказать об экономической ситуации? По моей информации, экономическая ситуация и, вследствие этого, недовольство граждан сыграли роль в случившемся за эти годы. Послужило ли это уроком для вас?

Президент:

Может быть, это фактор, но не главный. Некоторые говорили о 4-летней засухе, что вынудило крестьян покинуть свои земли и перебраться в города. Это тоже может быть проблемой, но опять-таки не главной. Некоторые говорили о либеральной политике, которой у нас нет, а имеется социалистическая система, охватывающая крупный сегмент госсектора, который хорошо развивается.

Еще раз повторю: в ходе реализации нашей политики могут совершаться ошибки. Как можно создать людям равные возможности — между сельскими районами и городами? Когда проводишь открытую экономику, то города извлекают больше выгоды, и это приводит к перемещению туда сельских жителей. Может, это тоже фактор, сыгравший роль, но не в этом дело. А дело в том, что в сельских районах, где существует большая степень бедности и нищеты, катарские деньги сыграли более активную роль, чем в городах. Это логично. Катар мог заплатить за полчаса столько, за сколько людям пришлось бы работать целую неделю. И это было выгодно для сельчан.

Вопрос 17:

У меня осталось два вопроса, и я хотела бы вам их задать. Первый связан с восстановлением страны, что обходится очень дорого. Как вы считаете, сможете ли потянуть этот процесс, и кто ваши союзники в восстановлении страны?

Президент:

В этом у нас нет большой проблемы. На самом деле, сирийцы владеют большими средствами, особенно работающие во всех странах мира, и они могут принять участие в восстановлении своей страны, учитывая, что это выгодное вложение. Многие, и не только сирийцы, хотели бы открыть в Сирии свой бизнес. Это значит, что источники финансирования имеются, однако проблема — в принудительных санкциях, которые препятствуют привлечению бизнесменов и компаний для работы в Сирии. Но, несмотря на это, Сирия во взаимодействии с некоторыми иностранными компаниями нашла способы обхода санкций. Мы начали планирование. Может быть, восстановление будет идти медленно, но не было бы санкций, не было бы и проблем в финансировании.

Вопрос 18:

Господин президент, хотелось бы задать вам личный вопрос. Чувствуете ли вы себя спасенным?

Президент:

Когда речь идет о такой масштабной войне, где почти каждый город подвергался разрухе из-за терроризма, бомбардировкам и т.д., тогда можно считать, что спасены все сирийцы. Но еще раз повторюсь: это в человеческой натуре – стремиться к спасению.

Журналист:

А о себе лично что можете сказать?

Президент:

Я один из сирийцев и неотделим от них, испытываю те же чувства, что и они. Еще раз повторюсь, дело не в том, чтобы быть сильным спасенным человеком, нужна соответствующая среда – общество. Спасение — это коллективный процесс, и он не ограничивается одним человеком.

Журналист:

Спасибо вам большое, господин президент.

Президент:

И вам спасибо.

*О.Н./А.А.

 

Check Also

Global Search: США выдели дополнительно $ 35 млн для продолжения войны в Сирии

Оттава – САНА 28-01-2020 Канадский портал Global Search сообщил, что госдепартамент США намерен потратить дополнительно …